Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

навь игра толп навигатор

журнал посвящон деятельности участников арт коммуны одекал. свежая творь рождаемая на экране здесь и сейчас перемешивается с архивными раритетами иногда из далёких земель. собственные изыскания публикатора с открытиями его друзей подруг. время пространство границы побеждены. творческая жизнь во всей её полноте пестроте глубине. на экране слева сбоку ряд тегов меток. крупными буквами сверху имена одекалонов. далее шрифтом поменьше области их обитания. желающий углубиться в детали нажимает нужную метку. например акции кино публикации. или имя интересного вам автора. знание алфавита облегчает поиск. тег группа означает участие трёх или более одекалонов. либо нечто имеющее отношение к одекалу в общем. под тегом прутков высекается всё связанное с народным проектом прутков всем. народные проекты связанные с бароном мюнхаузеном идут под тегом бам. под тегом красные дьяволята скачут кусочки связанные с культурологическим детективом красные неуловимые мстители дьяволята или сплошные тройки эксцентрики. под тегом неуловимые публикуются фрагменты готовой книжки по итогам этого проекта. чтоб попасть в общий поток нажимается строчка свежие записи. вверху и тоже разумеется на левом фланге. выставка к сорокалетию группы переросла в сайт http://odekal.tilda.ws/

из народного проекта свежие мысли барона мюнхаузена

Мучительны человеколюбивые стулья, когда сидят на них не любящие роскошь, а крестообразные пауки. Мне, барону Мюнхаузену, противны любые подносы с клопами. Музыкальность сугробов проверялась лично мною при помощи кошачьих усов и дырок от сыра. Такие нотации лежали почти повсюду, пытаясь повлиять на ломку снежного голоса. Становясь невменяемыми, полупьяные табуреты с подкосившимися ножками ломились в распахнутые настежь двери. Породнившиеся с розовыми попугаями волнушки принялись вариться в томатной соусе, повизгивая и с аппетитом облизываясь. Студенты ступеньками намылили пишущие машинки и вздумали ещё три раза поскользнуться на зубах луны. По щекам покатились говорящие рыбы со скрипками в плавниках. Меня это весьма взволновало, в прямом смысле (и за её поворотом). Некоторые птенцы мысли так намылились, что негритята испугались до визга. Степень моих вычислений плохо поддавалась логике. Я закурил бамбук. Да, мой дорогой доктор Ватсон, у Вас, пожалуй, дедуктивный метод мистера Холмса привился без осложнений. Не надо было переливать стакан крепко заваренным чаем. Не пришлось бы потом штопать пенопласт. Впрочем, всё это суета. Приступим к делу. Но извинений не последовало. Из последнего окна вылетела не то, чтобы птичка, а целая птичница. Со всеми полагающимися фартуками и громкими голосами. Я решил взять ситуацию в свои руки. Больше не в чьи. Очки у неба на глазах рожали преувеличенные слухи о моей женитьбе на Жар-птице. Горячие деньки начались ожогами и гамом без запятых. Дверь заулыбалась и выпрыгнула в окно. Долго лететь не пришлось. Сработал стоп-кран. Я вышел на следующей остановке. Кольца Сатурна неплохо смотрелись на верхней полке вагона-ресторана, посреди которого и расположились напёрсточники. Но денег у меня уже не осталось. Выигрыш взял нефритовами слониками.
Collapse )

из народного проекта свежие мысли барона мюнхаузена

Однажды я, барон Мюнхаузен, пикировал над горами. Мне было очень весело, я летел в стайке аистов на юг. Сделав одноместный самолётик под видом этих птиц. На моём крыле мелькали неожиданные боевички. Всё было, как полагается. Но вдруг навстречу - громадный орёл. Поскольку мой самолётик был самый жирный, орёл набросился на меня. Я лупанул по кнопке. Самолётик выпустил колёса, на них вздулись зимние шины с шипами. И я полетел в схватку. Я постоянно уворачивался от быстрокрылого орла, мне очень хотелось победить. И полететь дальше, спасая аистов. Ведь я очень хороший кулинар. Я так замечтался о кухне, что вдруг мне самому в нос полетели жареные шанежки. Точнее, запах шанежек. С мясом. Посмотрел и увидел, что я так долго пролетал в аистином оперении, что сам стал аистом. Вдруг взвизгнул - у меня заболела рука. Потёр её и посмотрел дальше. Орёл вцепился в моё крыло... И вдруг я проснулся на постели, где, сняв перья орла со стенки, мой тигривый котёнок клевал меня клювом. Я долго смеялся.
Collapse )

***





слепая птица живёт в зените
слепая птица зовёт на юг
слепую птицу никто не видит
но так бывает что и жуют
у птиц что слепы с размахом крылья
слепую птицу влекут на юг
так не бывает что птиц бессильных
бессильно люди печально ждут
вот так бывает взлетает птица
да невзирая летит на юг
пусть снизу люди увидев птицу
стремятся к югу в молчанье рук

***





канарейка на рее четвёртого часа
мир продолен да выпукл особенно сзади
георгин с грациозностью противогаза
надрывает газоны да лёгкость в рассаде
как в засаде апостроф апостол туземца
перенёс изпод виселиц в снятое тело
муравьи эполят глядь и выпит эссенций
спирт крепчает морозом а лоб только мелом
мыловарня вчера мной закрыт за неявку
занят пункт где прокат колесу существитель
радбы ногу поднять оказалася якорь
каравелла ушла канарейку увидел

***




удивления удавка
растянула лиц кульки
больше жизни эта ставка
да другая не с руки
но притом по африкански
да по праздничному тож
голова подобна каске
без неё не так хорош
тут позвольте возраженье
возрождение прошло
как везувья изверженье
микель анжело весло
не поможет при наплывах
невских волн всех прочих птиц
так о винах да о пивах
не мечтай среди девиц
на помпеистой подушке
возвышается душа
вьются соколы да мушки
всех кусают неспеша
ну а где же тут морали
мы орали неспроста
всплачут птицы отобрали
их подушку от хвоста

из народного проекта свежие мысли барона мюнхаузена

Жила-была птичка - красного цвета. Никто к ней не подходил близко. Даже я, барон Мюнхаузен. Все только смотрели. Зато не клевали. Но и не общались. Только о чём-то шептались. Но так, чтоб не слышно было. Опасались чего-то. Следили. Смотрели во все глаза. Но как-то искоса. И одновременно пристально. Однако, чуть что - глаза сразу отводили. При этом продолжали наблюдать. Было очень любопытно. Но никто не подходил. Как будто не было птички красного цвета. Хотя она была. Жила. И являлась объектом пристального изучения. Правда, неофициального, а так, более-менее любительского. Или не-любительского. Птичка этого не знала. Но о чём-то догадывалась. И они догадывались, что она о чём-то догадывалась. Никто не знал, о чём она догадывалась. Но догадки по этому поводу строили. И при этом смотрели. Сравнивали свои наблюдения со своими догадками. И ведь что-то совпадало! А что-то совсем нет...
Collapse )