Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

навь игра толп навигатор

журнал посвящон деятельности участников арт коммуны одекал. свежая творь рождаемая на экране здесь и сейчас перемешивается с архивными раритетами иногда из далёких земель. собственные изыскания публикатора с открытиями его друзей подруг. время пространство границы побеждены. творческая жизнь во всей её полноте пестроте глубине. на экране слева сбоку ряд тегов меток. крупными буквами сверху имена одекалонов. далее шрифтом поменьше области их обитания. желающий углубиться в детали нажимает нужную метку. например акции кино публикации. или имя интересного вам автора. знание алфавита облегчает поиск. тег группа означает участие трёх или более одекалонов. либо нечто имеющее отношение к одекалу в общем. под тегом прутков высекается всё связанное с народным проектом прутков всем. народные проекты связанные с бароном мюнхаузеном идут под тегом бам. под тегом красные дьяволята скачут кусочки связанные с культурологическим детективом красные неуловимые мстители дьяволята или сплошные тройки эксцентрики. под тегом неуловимые публикуются фрагменты готовой книжки по итогам этого проекта. чтоб попасть в общий поток нажимается строчка свежие записи. вверху и тоже разумеется на левом фланге. выставка к сорокалетию группы переросла в сайт http://odekal.tilda.ws/

***





мне вчера такая тётенька
из поликлиники звонила кошмар
сама ничего толком
сказать не могла ударно
в итоге сказала ну спасибо
вам это ну за эти как их
это самое ну за данные либо
я думаю не из простых
шпионы раскусили всётаки
впредь надо быть аккуратнее
а то форму теряю отвёртками
не отличить шпионов аппарат
от тётенек из поликлиники
раскрываю данные запросто
вообще на самом деле линии
судьбы улетают шаром там
Collapse )

из народного проекта свежие мысли барона мюнхаузена

Пять маленьких оргазмов опишу я, барон Мюнхаузен. Под старой доской живут муравьи, они как забытый клад, блестят, если в солнечный день приподнять их низкий трухлявый свод. Они хранят много белых пилюль, которые показывают реальность в истинном свете, собирают рассыпавшиеся пиксели в одну картинку. Река, текущая под землёй, разгрызает стены как лев в клетке, если в него бросить камнем. Муравьи прислушиваются, дрожат, обнимая свои волшебные пилюли. Однажды река нашла путь наверх, смыла их тайный город, наглоталась белых личинок луны - и вообразила себя деревом, растущим внутри земли, её ветки-притоки кормили птиц - её цветами были водовороты. Потом она превратилась в змею, уползла под крыльцо, шипела да свивала кольца, пока не вспомнила, что она на самом деле поезд и затопила все рельсы.
Collapse )

***





идёт гудёт зелёный шум
а следом вовсе не зелёный
а следом вовсе и не шум
а дед мазай с вязанкой зайцев
он лихо сбросил их с плеча
достал кисет махры насыпал
на лист бумаги из штанов
пред тем с солидностью изъятый
читать не может милый дед
быть может то милорд был глупый
а может писарев блюхер
а может в рекруты повестка
зайчата смирно не лежат
вязанкой всею скачут к лугу
на том лугу стоит минздрав
престрого так предупреждает
тут вновь гудёт зелёный шум
и жолтый шум и даже красный
он дым учуял за версту
сейчас гуднёт мазаю в ухо
с зайчаток сдёрнув по семь шкур
дед милый скрылся с головою
но на лугу стоит минздрав
и больше не предупреждает

***





пандеминус один
год столько всего запланировано
заново весь календарь в обозначениях
сидеть дома замедленная пытка
лишь бы немного легче
всегда чтото представляю
например что это стратегическая засада
что сейчас они подойдут подпусти их ближе
только потом гранату
повылетают все стёкла
стекло
както уже отлегло
разве что порезался
можешь заклеить
продезинфицировать
поздно чтото засиделся
надо ложиться спать
есть смотреть читать
надо вообще переключиться
когда в голове такое
попытаться прекратить думать
и представлять
итак ноль минус один
пандеминус один
или минус одна
как она исчезала
не описать несколькими предложениями
без преувеличения
самая трагическая история
перевернуть страницу
похлопать врачам
а что они могли поделать
препаратов нет людей не хватает
ну не знаю не знаю
останусь при своём мнении
когда рядом враг предатели
или просто безумцы
это уже сейчас зашло так далеко
недопустимо безвыходно болезненно
тебе всётаки надо вон переключиться
я знаю это трудно но всёже успокоиться
когда в голове такое
пандеминус один
год место
помолчи пожалуйста хоть немного
голова сейчас лопнет
а тут ещо ты своим лаем
нет пожалуйста не надо просить
у меня любые комментарии
как я стягиваю это что чувствую
что я думаю по этому поводу
я чертовски ничего не знаю
отъебитесь от меня
не смотрю не читаю не ем
разговариваю с цветами
когда их подкапываю поливаю
я конечно такой интроверт
который не может быть интровертным
изолированным
когда весь мир интроверт
сижу как оплёванный
что вам ещо чтото изменилось
что сломалось накренилось
еслиб отсрочить этот апокалипсис
страна в огне
легковоспламеняющийся спирт
перекись водорода
ищу где заменить угольный клапан
чтобы фильтровать в дальнейшем
если вы все согласны
я продолжаю
свой репортаж
пандеминус один

***





просыпаемые друг другом мы обручены
но мы быть не можем мы облучены
для тебя я другом ты моей подругой
мы обречены
на ничто не можешь я и не хочешь ты
ты так и останешься девственной от меня
я так и останусь тоже от тебя
нам с тобой осталось слияние наших душ
осмотры видеохроники слоняниев наших в душ
жизнь должна была быть порнозвёздной
но шибко поздно
мы импозантны но мы импотенты
тебя не ждут дети меня алименты
увял мой цикламен расцвёл твой коклюш
мы очень заспаны мы осыпаем
мы наблюдаем телевизоры луж
мы дни коротаем кондомов не запасаем
на экране рентгена себя любить смотрели
славы хотели раздав все автографы
взамен получили пятна на теле
ты подруга рентгена я бойфренд флюрографии
не будет любви нет порнографии
Collapse )

ОПЫТ ФАНТАСТИЧЕСКОЙ ИНЪЕКЦИИ АКТИВНОГО КИНОИСКУССТВА В ПОЛЗУЧИЙ СИМВОЛИЗМ

действующие лица
сергей сигерсон. димитрий канеттянин. андрей мальцев. евгений пермяков. андрей кучумов. андрон белёв. евгений тамарченко. крады или духи красных дьяволят. киноманы скамеечные.
место проведения
пермь. клуб любителей киноискусства три скамейки. квартира пермяковская.
время проведения
с весны 1987 по весну 1988.
ход акции
троица ничевсёков сигерсон канеттянин мальцев плюс троица сочувствующих кучумов белёв пермяков по инициативе последнего регулярно посещают заседания клуба. которые ведёт председатель тамарченко известный как исследователь фантастики. производятся смотры недоступных ранее фильмов в основном тягучего свойства что ещо более разжижается при обсуждениях собравшихся киноманов. которые любой жест трактуют как символический нагружая даже воробья из тарковского зеркала такими смыслами что ему уже вряд ли когдалибо летать. в сгустившейся атмосфере с громким ржанием возникают конные духи крады которые провоцируют ничевсёков сотоварищи на каверзные вопросы сомнительные теории абсурдные декларации. тот же воробой трактуется как посланец иных планет замаскированный зелёный человечек. сюрреализм выводится из красных дьяволят. все западные эстеты объявляются прямыми подражателями питерских фэксов с замедлением для маскировки ритма повествования да монтажа. знаток фантастики тамарченко вместе с иными активистами пытаются таким фантастическим доводам противостоять своим реальным символизмом. внеклубовое квартирное общение инициаторов на киношные темы приводит к прямому эстетическому конфликту сигерсона с пермяковым. последний не выдерживает объявления почитаемого тарковского занудой. среди прочего разыгрывается сценка с манипуляцией большим кухонным ножом. посещения клуба прекращаются.
итог акции
инъекция здорового активного киновзгляда в эстетскую медлительную среду приводит к заражению отдельных участков эксцентризмом. незаражонные синефилы получают представление о существовании другого мира недоступного их пониманию. исследователи фантастики получают порцию нового материала. художники получают возможность поупражняться в декламации да риторике а также импровизированной логике. воробьи получают возможность свободного полёта по своему желанию а не по волю пославшего их демиурга.

из народного проекта свежие мысли барона мюнхаузена

"Продолжайте, я Вас очень внимательно слушаю. Итак..." "А чо? Пулища-то светилась, её-божЕ!" "Как светилась?" "Да так... – задумывается, - фосфорическим сияньем. Кто ея пометил? Не я. Чес-слово. И не Борнель из соседней палаты". Мы разговариваем с нашим пациентом в Психиатрическом Безвременье госпиталя Сальпетриер. Начало Двадцатого Века. Опросник от меня, барона Мюнхаузена. Ассистирует доктор Фрейд. Немец настаивает на том, чтоб мы руководствовались гуманными соображениями, но остальной консилиум (Хаким, Преображенский, доктор Мартынов, Шевченко, академик Павлов, профессор Лебединский, прочие светила русско-эльзасской психиатрической мысли) задавил венского учёного коллективным авторитетом, вынес приговор: никакого излечения! Врач Кэрролл устами своей Королевы ещё третьего дня изрёк: "Отрубить ему голову!", а доктор Айболит даже не пожелал путаться с этакой сволочью. Ему даже Бармалей всего милее, потому что пират обаятельный, а два смутьяна и подстрекателя – нет. Айболит хотел отправиться со мной в Африканскую Экспедицию по излечению больных обезьянок. Париж нам надоел до чёртиков. Collapse )

из народного проекта свежие мысли барона мюнхаузена

Как я, барон Мюнхаузен, провёл эти четыре года, даже неохота вспоминать, делаю это единственно ради связности изложения. Уцелевшие после резни протестанты бежали из Парижа, напуганные грозным манием в одночасье переменившейся к ним Екатерины и проклинавшие как ея тираническое правление, так и сына королевы, Карла Девятого, а за одним и свадьбу, обратившуюся в собственную противуположность и принёсшую не радость, а одни токмо горести. Я бы мог устремиться за ними, но цель – спасение Генриха из когтистых лап флорентийской гарпии – билась в сердце, как пепел Клааса, посему проклятый Вавилон оставить я не мог. Хмуро слонялся по парижским предместиям, совершенно запаршивев и изодравши скудные одежды свои о колючие кусты терновника, росшего в самых неожиданных местах. И физиогномия, и весь мой внешний вид не могли вызвать в парижанах ничего, кроме отвращения: меня считали нищенцем и христарадником, кидались объедками и называли на свой лад мизерабль-клошаром. Правда, постоянное место жительства всё же я имел, ибо жил у Задуйноса, на квартире его возлюбленной. Collapse )