Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

навь игра толп навигатор

журнал посвящон деятельности участников арт коммуны одекал. свежая творь рождаемая на экране здесь и сейчас перемешивается с архивными раритетами иногда из далёких земель. собственные изыскания публикатора с открытиями его друзей подруг. время пространство границы побеждены. творческая жизнь во всей её полноте пестроте глубине. на экране слева сбоку ряд тегов меток. крупными буквами сверху имена одекалонов. далее шрифтом поменьше области их обитания. желающий углубиться в детали нажимает нужную метку. например акции кино публикации. или имя интересного вам автора. знание алфавита облегчает поиск. тег группа означает участие трёх или более одекалонов. либо нечто имеющее отношение к одекалу в общем. под тегом прутков высекается всё связанное с народным проектом прутков всем. народные проекты связанные с бароном мюнхаузеном идут под тегом бам. под тегом красные дьяволята скачут кусочки связанные с культурологическим детективом красные неуловимые мстители дьяволята или сплошные тройки эксцентрики. под тегом неуловимые публикуются фрагменты готовой книжки по итогам этого проекта. чтоб попасть в общий поток нажимается строчка свежие записи. вверху и тоже разумеется на левом фланге. выставка к сорокалетию группы переросла в сайт http://odekal.tilda.ws/

из народного проекта свежие мысли барона мюнхаузена

Глядим на речку Неву невыоружёнными очами - я, барон Мюнхаузен, с Чапаем. Что за зрелище! В лучах зари Авроры восстаёт видением великолепный крейсер "Аврора". И мы с Чапаем чапаем по тонкому подламливающемуся декабристскому льду туда, где крейсер. Хотим мы его обресть, как дети – красивую игрушку. Но уходит "Аврора", уступая место другим кораблям. Вот в потёмках является "Потёмкин-Таврический", уж больно комический, а за им - "Очаков", до боли в очах... И стоит на корме алый лейтенант Шмидт, яростный матрос-альбатрос революции. Проламывая торосы и рвя тросы, идёт прямёхонько в Чёрное море. Берёт нас на корму, кормит с руки, как чаек, спрашивает культурные новости: "Как там наша Комиссаржевская?" "А, улетела", - махнул с обречённостию я рукой. Загорюнился Шмидт, загорелось пламенное шмидтово сердце. Collapse )

из народного проекта свежие мысли барона мюнхаузена

Торжественный выход мадам Екатерины, Гиза да адмирала, олицетворявших три беззаветно враждующие партии, готовых буквально растерзать друг дружку в объятиях, произвёл на глазах у меня, барона Мюнхаузена, в рядах придворных настоящий фурор. Никто бы не поставил на мир между Гизом и Колиньи даже монеты, вышедшей из обращения. Все знали, что Генрих никогда не простит адмиралу одной кровавой истории, завершившейся гибелью Гиза-старшего, Франсуа. Об этом случае поговаривали разное, он был тёмен, смахивал на мрачную уголовщину. Во время одной из войн (по счёту какой, уже не помню) протестант Польтро де Мере подкараулил седого Франсуа ночью, затаясь между кустов боярышника, всадил в его спину аркебузную пулю. Одного выстрела оказалось вполне достаточно, дабы старший Гиз отправился на тот свет. Узнав об этом вероломном убийстве, я был взбешён, лично собирался вызвать Мере на дуэль. Негодяй единым махом опорочил всё наше дело! Collapse )

***





мухоморов роскошный рассвет
грибников украшает седины
загрустил без вопроса ответ
четверть лучше чем полполовины
воспитаньем измучена сплошь
образованностью изранена
чья наколота грудь на брошь
та не вся на портретом раме на
я ж по площади гордецом
тексты броцкого ложь гагарина
мимо люди причал пароход
проходимством душа ошпарена
вижу топки голодный рот
я кидаю туда полспичечки
на дельфинов смотрю да жду
спятив выпятят пить водичечки
рядом рожи пасхальный конь
пробираюсь в село украдцами
среднеземных морей стакан
болен баржею с иностранцами
Collapse )

из народного проекта свежие мысли барона мюнхаузена

В сей горестный час, насколько известно мне, барону Мюнхаузену, мэтр Амбруаз Паре решился переночевать у постели больного адмирала Колиньи, а наутро возвратиться домой. Токмо они находились в комнате да два верных протестанта у дверей. Заслышав шум внизу, гугеноты обнажили шпаги, но толпа швейцарцев, ведомая офицером Бемом (их оказалось не двое-трое, как повелел герцог, а значительно больше) привела их в смущение. Понявши, что с этой оравою им не сладить, оба дворянина устремились в комнату, начали баррикадировать дверь. "Открыфайте, коспода! Королефский прикас!" – рявкнул Бем с чудовищным акцентом, который явно не делал чести этому плешивому представителю страны гельветов. Даже я после пяти лет пребывания во Франции с лёгкостию овладел как гасконским, так и среднефранцузским языками, а этот невежа даже худо-бедно не научился самомалейшим словам своей новой родины! Collapse )

из народного проекта свежие мысли барона мюнхаузена

У некоего часового мастера в ухе находился гвоздик. Это помогало ему сверять циферблаты соседних башен со своими. В ухе гвоздик - не ходи в гости ко мне, барону Мюнхаузену. Но как же не ходить, когда время уже восемь ножниц? И скоро восход. В очках полыхал Полыхалов. Он не курил. И был зелен. К часам имел отношение. И несколько претензий. Одна, так даже - ничего. С красивыми ногами и стройным хоботом. Прямо - пирамидон! Выйдет, бывало, за околицу. И, ну - петь псалмы. Как псина какая. А мастер - тут, как тут. Гвоздиком щекочет. Кто под руку подвернётся, того и усыпят. Поспит подвернувшийся до без полминуты четверг. И стрелкою станет. Отточенной. Точит гвоздиком ногти. По ушам течёт - в рот не попадает. Дают, к примеру, задание на выходной: пятый угол слева. А того уж и нет. Куда нести беду свою? Только в башню. Чтоб не протухла. В башне больше балета всё равно не поместится. Смело вхожу поручиком: "А подать сюда судно!" На "нет" - судна нет. На "да" - надо. Но тихо без портнихи. Она ведь не кукушка всё-таки.
Collapse )